"Живи, не плачь!" в Тамбовском театре кукол | Страстной бульвар, 10

"Живи, не плачь!" в Тамбовском театре кукол

Выпуск № 8-188/2016, Мир кукол

"Живи, не плачь!" в Тамбовском театре кукол

Автора «Котлована» и «Чевенгура» Андрея Платонова ставить сложно. Но эта постановка Тамбовского театра кукол удалась. Успеху способствовал сюжет: у мальчика умирает мама, и он хочет вернуть ее, отдав ей свое дыхание. Высшее проявление любви ребенка к своей маме!

Главный герой - совсем малыш, осенью он должен пойти в первый класс. Но как открыт природе и миру этот любознательный ребенок! Он разговаривает с насекомыми и растениями, называя их «маленькими людьми». Именно они и приходят ему на помощь в трудную минуту.

Спектакль «Живи, не плачь» начинается с того, что на Митю шлепается прямо с неба жук. Митя подставляет ему свою ладошку. Этот мальчик - само очарование. Актриса Евгения Бурцева вдохнула в деревянную куклу бездну детского обаяния. Ей удалось создать яркий и трогательный образ. За выразительными движениями Мити хочется следить неотрывно. Каждый его жест, взгляд, поворот головы, каждое слово вызывает у зрителя эмоции искреннего сопереживания. Вот он заглядывает в глаза матери так, как никто и никогда не смотрел на нее и смотреть не будет: любящий и бесконечно доверчивый взгляд ребенка, обожающего свою самую лучшую на свете маму (Елена Кулманбетова).

Вот Митя укладывается рядом с ней на полу, потому что она умерла, и он хочет умереть вместе с нею: ложится, подбирая ручки и ножки, поворачивает вбок голову. Вот он присыпает крупинками песка дырочку в земле, куда уполз Червячок, чтобы отдать дыхание Митиной маме: тем самым как бы помогает ему и где-то даже благословляет.

Завладев вниманием с первой же сцены, спектакль смотрится на одном дыхании. Причем интересен он не только детям, но и взрослым, вплоть до бабушек и дедушек, поскольку затрагивает «вечные темы», над которыми думающий человек бьется с детства и до самой старости. Автору пьесы Николаю Антонову удалось объединить шесть рассказов в единое и гармоничное целое. События органично дополняют друг друга, создавая объемную панораму. Ярче и четче вырисовывается образ каждого персонажа с его характером, мыслями, поступками.

Спектакль идеален для семейного просмотра: что недопонимает ребенок - подскажет мама или бабушка, а где-то, напротив, им послужит проводником сам ребенок.

На Мите замыкается все действие спектакля. Через него смягчается душой зловредная поначалу старуха-нянька, которую после смерти матери нанял отец присматривать за ребенком, поскольку сам он, работая лесником, по целым дням пропадает далеко от хутора на лесных делянках. Благодаря Мите роняет слезу его жестокосердная тетка (Ксения Миронова) и хотя бы на время вновь становится хорошей. Да и сам отец (Александр Колупаев), неуютно чувствующий себя в опустевшей после ухода жены лесной сторожке, заново обретает родную душу в лице сына, отдалившегося было от него. Все это происходит помимо Митиной воли, благодаря его безотчетной, искренней любви ко всему живому.

Великолепно задумана и блестяще выполнена ретроспективная сцена, в которой за столом вместе с отцом и матерью Мити сидит упомянутая уже Митина тетка со своим немногословным мужем (Александр Кораблин). Все четверо поют старинный русский романс «В лунном сиянье». Сцена дается в световой проекции на затемненный экран. В круге света, как на золотом медальоне, вычерчены лица четырех человек, которых объединяют не только родственные узы, но и молодость, радость жизни, мечты о любви и счастье. Голову тетки украшает свадебная фата. Потом их пути с сестрой разойдутся. Но сейчас они едины: обе молоды и лучшие годы, как им кажется, у них впереди.

«Говорящий» романс - не единственная находка в музыкальном оформлении спектакля (композитор - Виталий Смотров, г. Петропавловск, Казахстан), хоть и является его лейтмотивом. Спектакль буквально пронизан ностальгическими нотами, и в этом его необыкновенная притягательность, врачующая сила. Стоит только зазвучать двум-трем уже знакомым нотам, как мы вновь всем своим существом отзываемся на происходящее на сцене, переживаем его вместе с действующими лицами, поскольку все это в той или иной мере было или будет в жизни с каждым из нас.

Однако самой высокой своей нотой спектакль обязан режиссеру-постановщику. Евгений Пермяков ввел в спектакль исполненную поэзии сцену, которой нет ни в рассказах, ни в пьесе, но которая стала кульминацией всего спектакля. Это сон мальчика после смерти мамы: в грезах она жива, и он с ней. Трепещут две длинные горизонтальные голубые ленты, словно границы рая, и между ними мечется несчастная молодая женщина с распущенными вьющимися волосами. Она переживает за сына даже там, в стране вечной радости и покоя, ведь ребенок еще так мал, что может просто не выжить без матери. Эта сцена не что иное, как гимн материнской любви, ода матери, реквием по ее неизбывной любви и печали!

Спектакль вообще исполнен поэзии и символизма. В Бабочке-поденке (Виктория Зубцова) явлен символ быстротечности жизни. Фигура в черном (Елена Денисова) обозначает смертельную опасность, угрозу непредвиденной смерти. Муравей (Александр Кораблин) олицетворяет необходимость трудиться до седьмого пота и заставлять работать других. Червячок (Иван Дорошин) представляет собой жертвенный образ труженика, который готов надорваться, но выполнить данное слово.

Сценическое решение спектакля заслуживает особой похвалы, поскольку выполнено оно ярко, умно и талантливо (сценограф - Ирина Чурилова, Санкт-Петербург). Помимо сцены-медальона стоит отметить, к примеру, эпизод в доме Митиной тетки. Точнее - само место действия, сам дом. Он несравнимо меньше сторожки лесника и не превосходит по величине сундук, что подчеркивает узость мирка ее обитателей - сварливой тетки и ее запуганного муженька Арсения.

Что касается собственно технической стороны постановки, то здесь одинаково ярко работают и свет, и цвет, и звук. Прекрасна густая фиолетовая ночь, которую мы видим сквозь проем приоткрытой двери и ощущаем ее почти физически. Достоверны все звуки: хлопок двери, шорох травы, шелест крыла бабочки. А неизвестный многоцветный цветок из сказки, которую рассказывает Мите отец, прямо-таки чудо светотехники: что ни лепесток, то свой необычный цвет, свой оттенок.

Созданные образы точны и убедительны практически у всех исполнителей ролей. Хорош старик, перегоняющий стадо племенных быков (Виктор Булгаков). Великолепна нянька с ее перевоплощением из злюки чуть ли не в ангела (Марина Мельдер). Прекрасен образ учительницы (Ирина Жураненко), к которой почти как к матери тянется Митя.

Актеры во главе с режиссером дают зрителю веру в будущее и силы жить. Ведь пьеса называется «Живи, не плачь!». Спектакль учит и старого, и малого жить в согласии с собой, людьми и природой. Именно так, как живет мальчик Митя.

Фотогалерея

Отправить комментарий

Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.
CAPTCHA
Мы не любим общаться с роботами. Пожалуйста, введите текст с картинки.