Не бойся быть счастливым / "Мой бедный Марат" в Театральном центре "Вишневый сад" | Страстной бульвар, 10

Не бойся быть счастливым / "Мой бедный Марат" в Театральном центре "Вишневый сад"

Выпуск №2-192/2016, Премьеры Москвы

Не бойся быть счастливым / "Мой бедный Марат" в Театральном центре "Вишневый сад"

Столь пафосная реплика из пьесы Алексея Арбузова «Мой бедный Марат» сегодня нередко становится названием сценических версий этой знаменитой экзистенциальной драмы.

На малой сцене Театрального центра «Вишневый сад» режиссер Вера Анненкова авторское название пьесы сохранила и, разделив спектакль надвое, к блокадной его части отнеслась ответственно.

В полумраке камерного зала внимание зрителей концентрирует сначала ритм метронома, затем звучат военные сводки, на некоем подобии экрана возникают картины тягот блокадной жизни: изможденные, но не сломленные люди пытаются набрать воды, рискуя сорваться с обледенелых краев канавы. Хроника давно знакома, кажется, что знаешь этих людей в лицо. Возникает обобщенный образ Блокады, трагичный, но ожидаемый. Однако чуть позже художник Сергей Тимонин использует новую, обжигающе яркую краску: внезапный, мощный и оглушительный «взрыв света». Его слепящая ярость, вторгаясь в лирическое общение героев или «отрубая» один эпизод от другого, заставляет душу содрогнуться, но одновременно и мобилизоваться.

Знакомство совсем юных Лики и Марата (Алина Мазненкова и Михаил Маликов) проходит лирически насыщенно. От паники и подавленности их защищает молодость и упрямая жизнестойкость. Раннее взросление для них тоже форма самозащиты, способ концентрации сил физических и духовных, заставляющий не забывать о взаимной ответственности друг за друга. Но первые эпизоды все же воспринимаются как затянувшаяся экспозиция.

С появлением Леонидика (Максим Дементьев) лирический дуэт превращается в драматичное и парадоксальное трио. Чувственная гамма отношений, сохраняясь, заметно усложняется тем, что новый герой привносит тему индивидуализма, даже эгоцентризма, восприятия заботы других о себе как должного.

Содержание, углубляясь, становится значительно более интимным еще и потому, что режиссер «сочиняет» для Лики усложненные внутренние монологи, привлекая ради этого баллады Дианы Арбениной в авторском исполнении. Тонкие, глубокие, порой «перпендикулярные» к основному действию пьесы, они открывают неведомые ранее черты душевного мира героини. Тайные противоречия этого мира и чисто питерская «особость» его придают лирической теме спектакля странную, но увлекательную энергию, тем более что это еще и пантомимы, возникающие на экране, то есть в пространстве души героини.

Алина Мазненкова тонко и многосложно проживает эти страстные монологи. Баллады Лики становятся лирической доминантой сюжета. За развитием этой весьма неожиданной драматической «мотивации» событий интересно следить. Она оправдывает и жанровое своеобразие спектакля как экзистенциальной драмы, сюжет которой развивается весьма патетично. Недаром в фойе возник целый сад, тонкие ветви деревьев которого, как листьями, шелестят фотографиями героев.

Чеховские мотивы в спектакле не менее важны и очевидны.

Отношения Лики и Леонидика во втором акте, когда она выбрала его «за муки», так и не полюбив, похожи на общение Ирины и Тузенбаха из «Трех сестер», если бы барон вернулся после дуэли живым и их «жизнь без любви» продолжилась.

Гордый эгоцентрик Леонидик, пройдя войну военным корреспондентом и лишившись в последние ее дни кисти левой руки, с трудом «встроился» в новую жизнь, где законы военного времени уже не работают.

Максим Дементьев остро прочувствовал противоречивость характера своего героя, его готовность найти вовне причины всех своих несчастий. Однако этому типичному шестидесятнику с претензиями, насытившемуся комплексом непризнанного таланта, привыкшего работать «в стол», хватает мужества начать новую жизнь, конечно, трудную и во многом опасную. Но все же она наверняка будет не сложнее той, которая прошла.

Романтическим авантюристом предстает Марат в исполнении Михаила Маликова. Во всяком случае, именно это впечатление его герой постоянно старается произвести.

Ему все пошло на пользу: детство в семье военного, где чувство ответственности воспитывается с первого дня, трагический опыт блокады, когда особенно обострилось представление об истинных ценностях жизни, а также умение не загружать своими сложностями других, относясь к этим обстоятельствам с иронией.

Послевоенная жизнь мостостроителя в «исполнении» Марата не менее загадочна и романтична, чем его же фронтовая судьба Героя Советского Союза. Еще одно романтическое свойство этой натуры - постоянное стремление ставить себе и другим максимально трудные задачи, чтобы впоследствии героически их преодолевать. За это Лика его и «жалеет», не без усилий внушив себе самой, что их с Леонидиком жизни и судьбы состоялись и удались.

Но рыцарская инициатива Леонидика в новогоднюю ночь эффектно вернуть Марата Лике уже не кажется им очередным всплеском его эгоизма. Эту жертвенную попытку закалить свой характер, дав возможность друзьям стать действительно счастливыми, каждый из них, возможно, оценит через какое-то время.

 

Фотографии Юлии Никольской

Фотогалерея

Отправить комментарий

Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.
CAPTCHA
Мы не любим общаться с роботами. Пожалуйста, введите текст с картинки.