Антон Хатеев: "Любимый драматург тот, чью пьесу сейчас играешь" | Страстной бульвар, 10

Антон Хатеев: "Любимый драматург тот, чью пьесу сейчас играешь"

Выпуск №3-193, Лица

Антон Хатеев: "Любимый драматург тот, чью пьесу сейчас играешь"

Антона Хатеева, артиста Санкт-Петербургского театра «У Нарвских ворот» я впервые увидела в спектакле Яны Туминой «Маленький принц», где он играл сразу несколько ролей.

Способность актера быть совершенно разным не удивила: в конце концов это необходимая составляющая профессии. Но удивило, с каким воодушевлением, упоенно, лепит он свои образы.

Вот сцена в начале спектакля, где Маленький принц объясняет Взрослому (его-то и играет Хатеев), с какой планеты он прилетел. Актер, по замыслу режиссера, сидит в зале и практически ничем не отличается от пап, что привели своих детей на премьеру. Но как только на сцене начинается занудный разговор о взрослых, которые - скажи им про новую планету - непременно начнут выяснять номер астероида и его расположение в солнечной системе, он включается в разговор, причем весьма остроумно. Вытащив свой смартфон и надев очки, утыкается в экран, словно разыскивает там нужную информацию. А найдя, потрясает гаджетом, вызывая в зале радостный смех узнавания: ну конечно, если чего не знаешь - стоит погуглить и все. Если информации о явлении нет в Интернете - значит, явления вообще не существует.

В этой сцене Хатеев предельно корректен: он проживает узнаваемый всеми момент действительности. И делает это так убедительно, так точно, что эффект представленного зрителям зеркала возникает сам собой.

Очень необычно решил актер образ Фонарщика. Традиционно его изображают этаким неустанным трудягой, замученным бессмысленной работой. Стоит потушить фонарь - и вот уже «Добрый вечер!». В исполнении Антона Хатеева Фонарщик - это позврослевший мальчик из рассказа Пантелеева «Честное слово», который не может оставить свой пост. Вот такой же наивный и праведный персонаж, исполняющий свой долг истово и радостно, получился у Антона Хатеева.

Этот артист, похоже, вообще любит играть с культурным контекстом, насыщая плоть образа цитатами из узнаваемых произведений. Так, его Пьяница ведет диалоги с Маленьким Принцем, периодически ударяемый в лоб качающейся бутылкой, которая, словно маятник, то и дело появляется из-за кулисы. А в финале сцены он бежит, распахнув плащ, как Платонов в фильме «Неоконченная пьеса для механического пианино», с тем же дурашливым пением. И эта цитата, рассчитанная, конечно, на взрослую аудиторию, тоже многое сообщает о взрослых способах и методах проживания своей судьбы...

А Король в исполнении Хатеева - это тиран, который сродни самым опасным главарям тоталитарных государств. И тем более ужасен, что его деспотизм вырастает из обыкновенного, почти смешного детского самодурства, казалось бы, такого извинительного...

Антон Хатеев родился в Воронеже. Там же в 1984 году окончил Воронежский институт искусств, курс А.К. Дундукова. Работал в театрах городов Грозный, Воронеж, Саратов. Но, пожалуй, самым насыщенным для него стал период работы в Пензе. Сюда в 1992 году его пригласил режиссер Геннадий Май. Время перемен требовало новых театров, и они возникали как грибы - частные, муниципальные, провозглашающие новую эстетику и новые принципы работы. Геннадий Май тоже планировал открыть в Пензе новый молодежный театр, но что-то в этом проекте не срослось, и Антон Хатеев на долгих 14 лет «застрял» на сцене Пензенской драмы. Впрочем, сам артист, скорее всего, с такой формулировкой не согласится: Пензенский театр драмы стал для него родным домом, где раскрывалось его дарование. Конечно, сначала молодой красавец (а Хатеев и впрямь очень красив выразительной, мужественной красотой) переиграл всех принцев, Емелей и Иванушек. Но со временем его репертуар пополнился ролями, о которых любой драматический актер может только мечтать. Он сыграл Бусыгина в «Старшем сыне», Пабло в «Дикаре», Ракитина в «Месяце в деревне», Ихарева в «Игроках», Ваську Пепла в «На дне»... Среди более чем 50 актерских работ Антона Хатеева - спектакли по произведениям Островского, Шекспира, Пушкина, Гоголя...

В Петербурге артист оказался, как сам говорит, случайно, хотя, на мой взгляд, история эта весьма романтична: спустя много лет Хатеев встретил свою юношескую, еще воронежскую, любовь. Оказалось, она живет в Питере. Никакого отношения к сценическому искусству не имеет, работает медсестрой. Но любовь есть любовь. И Антон Хатеев шесть лет назад переехал из Пензы в Петербург.

- С самого начала сказал себе: куда возьмут - там и буду работать, не выбирая режиссеров и труппы, не бегая из театра в театр, - говорит сейчас он. - Первый же театр, который скажет мне «ты наш», станет моим домом.

Справедливости ради надо отметить, что он показывался во многих театрах, но повсюду, как это чаще всего и бывает, ему не говорили ни твердое «да», ни твердое «нет».

И лишь детскому театру «У Нарвских ворот» Антон Хатеев как-то сразу пришелся по душе. Множество вводов в первый же год работы, новые премьеры.

Не так давно я пересмотрела спектакль «Заколдованный замок» (пьеса и постановка Владимира Глазкова), где Хатеев играет Черта. Спектакль этот сделан как попурри на все известные сказочные сюжеты разом: тут есть и хитрый и трусливый Монах, и простодушный Король, и прекрасная принцесса, и шайка разбойников, и стервозная Королева-мать, и ловкий и смелый Солдат, который побеждает всех, включая нечистую силу.

Тем не менее главный злодей и движитель всего действа - Черт. Примечательно, что в трактовке Хатеева он очень мало походит на традиционную сказочную нечисть. Артист играет своего Черта прежде всего как соблазнителя - умного, тонкого, проницательного, умеющего «включать» обаяние прелести, то есть именно прельщать, когда сам этого захочет.

Когда после спектакля мы разговаривали с актером о его работе, Антон Хатеев признался:

- Я тут много у «Милого друга» позаимствовал. Играл Жоржа Дюруа в спектакле по Мопассану, еще в Пензе.

Что же, именно эти обольстительные краски и создали, думается, столь непривычный и весьма убедительный дьявольский облик.

Хатеев говорит:

- Я вообще в жизни много думал про образ дьявола, про обаяние зла. Не только в этом спектакле - вообще. Любимое произведение - «Мастер и Маргарита», я мечтал бы сыграть там Воланда. Но, по-моему, и Иешуа, и Воланда играть должен один актер. Во всяком случае, если бы я был режиссером, сделал бы именно так. Особенно, мне кажется, в кинофильме это выразительно получилось бы. Потому что богочеловек и дьявольское искушение - это как две стороны одной медали. Помните, как Достоевский говорил: «Здесь Дьявол с Богом борются, а поле битвы - сердца людей...»

 

За свою творческую жизнь Антон Хатеев успел поработать с разными режиссерами. Немало спектаклей с его участием в Пензе поставил, например, Валерий Белякович, худрук столичного Театра на Юго-Западе. В частности, в спектакле Беляковича «Ромео и Джульетта» Антон Хатеев сыграл в свое время главную мужскую роль. Но в отличие от привычного образа (нежный мальчик сродни тем самым принцам, что кочуют из постановки в постановку) Ромео-Хатеев был брутальным самцом. «Десантником», как определил его режиссер Белякович, способным стать достойным противником Тибальда.

В «Ревизоре» он играл роль слуги Осипа, и в его трактовке получалось, что эта небольшая роль - отнюдь не второстепенна. И может быть, Осип вовсе не так прост, как кажется, и даже (чем черт не шутит?) он-то и есть на самом деле то самое «инкогнито из Петербурга»?

Очень разные режиссеры, каждый со своим подходом, методой, принципами, любят таких артистов, как Хатеев, по одной простой причине: со свойственной им чувствительностью они, как собственную кожу, обживают разнообразные режиссерские методики. Послушные, как глина в руках скульптора, и чуткие, как хорошо настроенная скрипка. И потому режиссер Малого театра Виталий Иванов или тот же Валерий Белякович охотно занимали Хатеева в своих спектаклях.

 

А сейчас он с тем же рвением играет в маленьком детском театре и, кажется, ни о чем не сожалеет.

- Мне нравится наш театр тем, что он очень всерьез, по-настоящему относится к детям. Знаете, я же немало играл в разных ТЮЗах. Бывают спектакли, где режиссеры чувствуют себя словно бы униженными, что ставят для детей и постоянно как бы стараются взять реванш - то какие-то намеки вставляют в ткань спектакля, перемигивания поверх детских голов... Я этого не люблю. Наигрался этого в 90-е - во как! Теперь хочу, чтобы Дюймовочка была настоящей Дюймовочкой, а Красная шапочка вовсе не напоминала бы девочку по вызову... Здесь, в «Театре у Нарвских ворот», царит именно такой принцип: все по-настоящему, без издевки, и все - для детей. Мне это крайне симпатично.

К слову сказать, такая детская включенность в «правила игры» необыкновенно симпатична и взрослым: во всяком случае, именно мамы и папы пишут Антону благодарственные отзывы за его Королей, Чертей, Ослов и Волков.

Увидеть в сказочном образе настоящую живую душу - это ведь дорогого стоит.

Например, в спектакле «Золотой цыпленок», где Хатеев - папа-Волк, который высидел Цыпленка и полюбил его всей душой, актер играет личность, не оправдавшую социальных ожиданий. От него все ждут агрессии («ты же волк!»), а он, рожденный с нежной душой и тонкими чувствами, хочет быть совсем иным. И становится таким наперекор социуму. Согласитесь, целая судьбы прочитывается за таким решением образа.

- Возрастной актер, который переиграл уйму прекрасного взрослого репертуара, а впечатление - будто он всю жизнь мечтал играть в сказках, - говорит о нем заведующая труппой театра Елена Мельникова. - С такой верой, с такой энергией, любовью он отдается каждой роли! И удивительно: несмотря на свой колоссальный опыт, Антон Эдуардович огорчается каждый раз, как трепетный студент-первокурсник, если вдруг что-то не заладится в работе.

Вообще мы счастливы, что Хатеев служит в нашем театре: молодым артистам, без сомнения, есть чему у него поучиться. Он прекрасный партнер, человек широко образованный и с замечательным чувством юмора.

На прощание я спросила у артиста, какой материал кажется ему наиболее соблазнительным. Ведь наверняка есть любимые авторы, в чьих пьесах ему не довелось сыграть.

- Чехов, - ответил Антон Хатеев без паузы. - Мне была подарена такая улыбка судьбы только в ранней юности - в театральной студии Дома пионеров я сыграл в чеховском водевиле «Юбилей». А больше ни разу Чехова играть не привелось.

Тем не менее любимым драматургом я его не назову. Если бы вы задали мне такой вопрос в молодости, когда я только-только окончил училище, я , наверное, назвал бы Вампилова. А сейчас скорее скажу так: любимый драматург тот, чью пьесу я сегодня репетирую.

 

Фотогалерея

Отправить комментарий

Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.
CAPTCHA
Мы не любим общаться с роботами. Пожалуйста, введите текст с картинки.