Спасибо, что живые / "Малый" театр в малом городе: "Люди и куклы" (Лобня)

Выпуск № 6-146/2012, Проблема

Спасибо, что живые / "Малый" театр в малом городе: "Люди и куклы" (Лобня)

В начале осени раздался звонок: «Все, мы решили театр закрыть». Ну вот, подумала я, еще один подвиг закончился.

По правилам русского языка подвиг закончиться не может. А по правилам нашего прохладного к культуре отечества - вполне. Как, впрочем, может и длиться, пока хватает сил на поиск денег, зрителя, не заламывающих огромные гонорары постановщиков - на всё. Театр «Куклы и люди» в городе Лобня длит свой подвиг с 1999 года. Нашли помещение в пребывавшем тогда в демографической яме детском саду. Оборудовали зал и сцену. И живут себе уже тринадцатый год, как многие, совмещая творческие и не очень должности: здесь нет осветителя с завпостом - актер Андрей Сенькин одновременно и то и другое. Директор - Ольга Кириллова, так повезло, и художник, и дизайнер (прошлой зимой в разгар снегопада вымыла огромное садиковское окно и на глазах ошеломленных прохожих за одну ночь превратила его в невероятной красоты витраж). Здесь нет звуковиков, администраторов, рабочих сцены, нет уборщиц, капельдинеров, билетеров - все это актеры театра. Как многие, они сочетают чистое творчество со, скажем так, конъюнктурным. И делают это с чувством вкуса, достойно. Наряду с постоянно обновляющимся репертуаром (сейчас в афише полтора десятка названий - число немалое), «Куклы и люди» проводят детские дни рождения, праздники, в школах давно и успешно реализуют программу «Прививка против наркотиков». Так или почти так живут «малые» театры в малых городах, это режим нашего времени, режим выживаемости - он привычен для всех, кто во что бы то ни стало, вопреки и наперекор хочет заниматься профессией. Но не всякий, даже государственный театр отваживается взвалить на себя организацию регулярного фестиваля. Ярмарка спектаклей «Театральная карусель» состоялась в Лобне шесть раз. Камерный, домашний и абсолютно полноценный фестиваль, с битковыми залами на зарубежных и российских спектаклях днем и многолюдными обсуждениями увиденного вечером. Городская реклама этого, кажется, совсем необязательного в биографии крошечного коллектива международного форума всякий раз свидетельствовала: куклы и люди держат жизненный удар. К последнему фестивалю театр приурочил совсем уж никем не ожидаемое. Премьера спектакля для взрослых (!) по мотивам еврейской легенды (!), сыгранная в марионетках (!). Этакий вердикт: живы!

И вот на исходе сентября: «...решили закрыть...». Кто ж осудит, когда каждый шаг - как последний, ни славы, ни денег, ЖКХ вызверилось, аренда растет, налоги, авторские отчисления, ладно, дети впроголодь, внуки пошли - им-то за что?..

Рождество, открываю сайт «Куклы и люди» в поисках телефонов, мало ли, вдруг еще работают. «Заявки на участие в VII фестивале принимаются до 15 декабря 2012 г.»... Живы!

Мой облегченный вздох и «звонок другу». Жанна Демихова, режиссер. Она же администратор. Капельдинер. Ну и если снег с крыльца театра убрать, а все уже в гриме, почему бы и нет... Мы встречаемся и завершаем разговор, начатый почти год назад на фестивале «Театральная карусель» после премьеры «Голема». Даст Бог, СТД, мэрия и проч., - будут очередные фестивали и очередные премьеры.

И вот беседую с режиссером театра «Куклы и люди» Жанной Демиховой и участниками спектакля «Голем».

- У вас не было раньше ни спектаклей для взрослых, ни спектаклей в марионетках, да и столь живописных и столь музыкальных постановок не было. С чем связаны такие перемены? Депрессия? Протест? Поиск?

Жанна Демихова. Все сразу, если хочешь. Плюс мне всегда нравился искрометный еврейский юмор. Я большая поклонница произведений Исаака Бабеля и Шолом-Алейхема. Беня Крик покорил меня своим обаянием, а Тевье-молочник философским взглядом на жизнь. Ну и, конечно, Михаил Жванецкий со своими одесскими зарисовками. Я помню, когда только появились его знаменитые «Одесские похороны», то все мои знакомые очень долго разговаривали цитатами из этой миниатюры. Это предыстория моего интереса к еврейскому фольклору. В 2009 г. я познакомилась с Сашей Луняковой - художником, драматургом и руководителем маленького, но, на мой взгляд, очень интересного театра «Глупая Лошадь». Саша рассказала мне о спектакле «Голем», который в их репертуаре просуществовал совсем недолго. Я заинтересовалась и попросила дать почитать пьесу. В пьесу мы все, я имею в виду «Куклы и люди», влюбились сразу. В ней изящно переплелись и история бродячей труппы, и история любви, разыгрываемая этой труппой, и интерпретация создания самого легендарного Голема. Авторы Михаил Милль и Саша Лунякова дали разрешение на постановку спектакля в нашем театре, и мы с энтузиазмом принялись за дело.

- Марионетки. Как вы решились? Никто из труппы вагу в руках никогда не держал. Не говори только, что и тут был поголовный энтузиазм. Не поверю. Артисту, никогда не поднимавшемуся на тропу, сделать это, «земную жизнь пройдя до половины», непросто. Я знаю театры, где в такой ситуации просто-таки бунты возникали. У ваших была «ломка»?

Ж. Д. Надо сказать, что марионеток мы до этого спектакля действительно в руках не держали. Но неприятия какого-либо не было. Кое у кого был нормальный актерский страх. Техника сложная, это понимали все. Поэтому те уроки, которые нам дали Элина Агеева и Александр Максимычев (театр «Кукольный дом», С.-Петербург) не переоценить. До совершенства в кукловождении нам еще далеко. Но я, как постановщик, чуть усилила живой план спектакля. Композиционно там авторами задан прием «театр в театре». Артисты Большого Королевского Театра г. Бердичева разыгрывают историю Голема. Этих бердичевских лицедеев играют четверо наших артистов: А.Расстригин, О.Кириллова, В.Богданович, А.Сенькин. Спектакль не простой по пластике. В нем много поют, причем вживую и на «иностранном» языке. А если с марионеткой что-то вдруг не так, скажем, уровень местами «плывет» - так это прокол не наших, а тех, бердичевских, артистов. Что с них взять...

- Ваши спектакли, как правило, очень лаконичны в оформлении. Понятно, что бюджет театра излишеств не позволяет. К тому же декорация должна быть «выездной», мобильной, без помех вставать на любой площадке. И художники, работающие с вами, всегда добиваются выразительности через детали, надо сказать, успешно. В «Големе» же какое-то невероятное сценографическое буйство. Задники живописные во всю сцену! Сколько их? Как вы вдруг на это решились? Этакий дорогой десерт на фоне жесткой диеты...

Ж. Д. Задники и правда чудные. Их шесть. И, конечно, с нуля мы бы такое оформление не потянули. Все было уже готово. Ольга Кириллова только отреставрировала. А авторы кукол и сценографии - тоже Михаил Милль и Саша Лунякова. С Михаилом Миллем, к большому сожалению, я знакома только заочно, но самобытность его таланта, проявившаяся в полной мере в тексте и музыке, которые он написал к спектаклю, привнесла в «плоть и кровь» спектакля те основные эстетические ценности, которые дали сильный творческий импульс к воплощению этого уникального материала на сцене театра.

- В спектакле звучат слова и песни, выразимся осторожно, на еврейском языке. Учили иврит? Идиш? Или заучивали, как это делают многие, написанное на бумажке русскими буквами?

Ж. Д. Не только марионеток мы освоили, мы еще выучили песни на языке, имитирующем идиш. Мне сложно сказать, идиш ли это, песни были написаны в транскрипции, но знатоков осталось немного, да и те, слушая нас, сказали: «Пойте, как поете!». Получив добро, мы успокоились, в конце концов, мы же не задавались целью поставить этнографический спектакль.

- Нередко бывает, что спектакль для взрослых, да еще с «национальным» акцентом, плохо принимают. Я говорю не столько о публике, сколько о тех, «кто внутри». Можно привести немало примеров, когда администраторы бойкотируют постановку, «не находя» зрителей, вариантов гастролей и фестивальных поездок. Не стану называть имен, но не так давно в одном довольно успешном театре серьезная взрослая постановка, потребовавшая внушительных затрат, и финансовых и исполнительских, оказалась не по сердцу артистам. И в том и другом случае результат один: спектакль обречен.

Актер Владислав Богданович (он же - заместитель директора). Как может оказаться не по сердцу то, что «работалось» нами с огромным интересом! Интриговало все!.. Пьеса, ее тема, если угодно «озорство», возможность которого заложена в сценической ткани, принцип «матрешки», когда играется спектакль в спектакле, сама атмосфера будущего действа и, конечно же, наше желание и представившаяся возможность освоить дотоле незнакомую нам технику марионеток!!! В спектакле я играю и актера «Большого Королевского театра» из г. Бердичева Рабиновича, и, будучи уже «Рабиновичем», живу жизнью Пини, Цветочницы, ребе Шлемы, «группы детей» да и, собственно, Голема... Правда, неплохо для одного спектакля?

Актер Александр Расстригин. Мне были интересны темы «здорового авантюризма», многоплановость спектакля, в некоторой степени «биографичность» нашего актерского существования, когда небольшому творческому коллективу приходится играть в разных условиях, на разных сценических (да и не сценических тоже) площадках. Да и сам материал будущего спектакля как бы заводил нас, актеров, давал хорошую «дозу адреналина». Я, как и все, играю несколько ролей: Ведущего (Ёся Глейзер), работаю с куклами Глейзера и главного «злодея» Мордехая.

Актер Андрей Сенькин (он же - светорежиссер, он же - заведующий постановочной частью). Мне, как и всем нам, впервые пришлось работать с марионетками, и это было интересно и профессионально полезно. А в спектакле я играю, можно сказать, главную роль - алхимика Фишмана («который, таки, и создал того самого ужасного Голема!») Ко всему прочему, меня очень увлек юмор спектакля, его музыкальность, его колорит. Было сложно и интересно.

- В этом спектакле вы себя позиционируете как «бродячая труппа», бродили ли вы с « Големом» по свету?

Ж. Д. «Голем» играется и ездит в меру сил - наших и тех, кто готов в этом помочь. Спектакль был представлен в гастрольной поездке театра в Литовской республике (Клайпеда, Вильнюс, Висагинас) в мае 2010 г., в городе Ангарске (Иркутская обл.), я уж не говорю про «село Выползалово»...

- Свои, местные зрители как восприняли? Москвичи приезжают?

Ж. Д. Зрители были, и очень разные. Мы даже показали этот спектакль на местную, нашу городскую интеллигенцию. Отзывы были столь неоднородны, что мы были ошеломлены. Один из часто повторяющихся вопросов, причем почему-то почти шепотом: «А вы что, все здесь евреи?». Я с гордостью отвечала: «Почти!» и радовалась, как дитя. Значит, убедили, значит, получилось!

- О планах не спрашиваю, пусть будет сюрприз. Последний вопрос: зачем вам фестиваль. Возможные варианты ответов известны: миссионерство, подарок городскому зрителю, профессиональное общение, перспективы партнерства. Это правда. И все же, вас который раз несет на «эти галеры» - принимающая сторона вовсе не вкушает радости праздника, а трудится до седьмого пота. При том, что у вас это хорошо получается. Все фестивальщики между форумами живут подготовкой. Переговоры, визы, поиск спонсоров, верстка программы. У вас еще и заготовка маринадов и солений в промышленных масштабах (ах, какие в Лобне подают пироги с солеными огурцами на закрытии!!). И по окончании - полное опустошение - финансовое, эмоциональное, да и в закромах. Зачем?

Ж. Д. Все так. И про мотивы, и про подготовку (и заготовки тоже), и про результат. Да, мы носимся весь год как угорелые. Порой рвем на себе рубаху, доказывая, что фестиваль необходим. Но так делают все. Зачем? Да очень просто. Когда нам в итоге помогают и администрация города в лице Управления культуры, и Союз театральных деятелей - кабинет театров для детей и театров кукол, и театральные критики, и пресса - городская, областная, и когда к нам приезжают коллеги, и наконец, самое главное - ЗРИТЕЛИ, мы понимаем, что НУЖНЫ, а значит мы ЕСТЬ!

Фотогалерея

Bogus?aw, 13 марта 2012
ПОЗДРАВЛЯЕМ с ПОБЕДОЙ! Желаем Творческих успехов и Ждём интересные СПЕКТАКЛИ!!!

Отправить комментарий

Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.
CAPTCHA
Мы не любим общаться с роботами. Пожалуйста, введите текст с картинки.