Записки перифирийного режиссера

Выпуск № 2-122/2009, Монолог

Записки перифирийного режиссера

 

В каждой области есть «второй» город. Второй после давшего название области, первого. У него нет официального статуса. Но в умах обывателя он – второй. По населению, по промышленности, по внутриобластной значимости. В Тверской области на это почетное место могли бы претендовать и Кимры, имеющие свой драматический театр на высоком берегу Волги, и Удомля, особенно расцветшая в последние десятилетия благодаря строительству мощнейшей АЭС, которая дает электричество чуть ли не всей европейской части страны. Не откажутся от соперничества и Торжок, и Ржев, не растерявшие свой промышленный и людской потенциал в 90-е.

В ряду первых соискателей на никем не установленное право считаться вице-центром Тверской губернии стоит и старинный Вышний Волочек. Всем, что он имеет в своей истории, впрочем, и тем, чего не имеет, он обязан своей географии.

Стратегическое расположение между Москвой и Петербургом ввело его в большую историю страны. По приказу Петра I здесь, впервые на Руси, рылись рукотворные водные каналы. Своевольному царю для постройки города-призрака на болотах требовались стройматериалы, мануфактура. Подвозить это к новым, не освоенным западным территориям в требуемых огромных количествах разумно было водным путем. Волочек и назвали Волочком потому, что в этом месте суда тащили волоком по земле, чтобы попасть в западную, балтийскую систему рек. Царь росчерком пера навсегда устранил это неудобство — Волочек стал городом каналов, островков и мостов, русской Венецией, как подхватили местные патриоты. Чтобы в этом убедиться, надо побывать в Венеции, а потом немедленно пройтись по заросшим бурьяном и заваленным пластиковыми бутылками Тверецкому или Цнинскому каналам…

В городском музее хранится копия Екатерининского указа, где жалуется поселению Волочек, что называют Вышний, статус города. На городских праздниках этот факт всячески обыгрывается костюмированными артистами. Александр Радищев в своем «Путешествии из Петербурга в Москву» одну из глав, не мудрствуя, так и назвал «Вышний Волочек».

В советское время здесь гремела славой ткачиха-многостаночница, Герой Соцтруда, стахановка-застрельщица Валентина Гаганова. В гости к ней жаловали первый в мире космонавт и первая в мире женщина-космонавт. А первая в Советской стране и, надо сказать, единственная женщина-министр Екатерина Фурцева – родом из этих мест. И начинала как обыкновенная ткачиха Вышневолоцкого хлопчато-бумажного комбината. Звезды, украшающие башни московского Кремля, изготовлены также в Вышнем Волочке на стекольном заводе «Красный Май».

Так что Вышнему Волочку есть, чем аргументировать свое право быть вторым городом области. Правда, это все история. Лежит на боку, хлопая жабрами, славный трудовыми подвигами хлопчато-бумажный комбинат. Не выдержал революционных преобразований и рухнул, рассыпавшись в прах, стекольный завод «Красный Май», оставив не у дел выросший вокруг себя многоэтажный поселок.

Но вопреки всем историческим катаклизмам жив, трудится и верит, что лучшее впереди, Вышневолоцкий драматический театр!

Сезон 2008/09 театр начал с того, что принял VI Фестиваль театров малых городов России. И ответственное жюри, состоящее из высоких профессионалов Москвы и Петербурга, вручило «Гран-При» фестиваля спектаклю вышневолочан «Поздняя любовь» А.Н.Островского. А тяжеловесы из Малого театра решили изменить сложившейся традиции приглашать на свой фестиваль театры только из больших областных городов России и сопредельных государств и позвали Вышневолоцкий театр в Малый. Так спектакль «Поздняя любовь» стал участником фестиваля «Островский в доме Островского».

С венгерским городом Береттюйфалу Вышний Волочек связывают давние дружеские узы. И уже в третий раз за последнее время театр побывал в Венгрии, чтобы показать свой новый детский и взрослый репертуар в Будапеште и Береттюйфалу. А вернувшись, не затерялся среди множества участников, представлявших шесть стран Европы на Московском международном фестивале «Славянский венец». Спектакль «Как поссорился Иван Иванович с Иваном Никифоровичем» Н.В.Гоголя был удостоен «Специального приза жюри».

Но в истории театра, который проводил свой 113-й сезон, так было не всегда. Это сейчас театр – желанный участник театральных фестивалей в Рязани, Брянске, Воронеже…

Четыре года назад, по приглашению директора театра Г.А.Закаржевского, я приехал в Вышний Волочек как режиссер-разовик ставить «Леди Макбет Мценского уезда». Театр переживал непростые времена. Не было главного режиссера, покидал театр и трудившийся здесь много лет очередной. Ставили спектакли актеры. А тут еще я с судебным очерком Лескова, где героиня совершает одно за другим четыре убийства! Надо бы зрителя собрать какой-нибудь комедией. Не обратиться ли к французам: «Скок в постель» или «Французский поцелуй»? На худой конец «Номер 13» или отечественного комедиографа Корнелия Абрамцева взять? Но отстояли с директором Лескова. И, вопреки сомнениям, народ пошел на «кровавого» отечественного классика! А с Закаржевским ударили по рукам, и я принял творческое руководство театром. После скитаний в режиме вольного стрелка вновь подставил свою шею и надел упряжь главного режиссера театра. Но сделал это сознательно, взвешенно, полностью разочаровавшись в практике разъездного режиссера.

Мотания по театрам русской провинции формируют свои привычки, корректируют характер. Сумка-мешок собирается быстро и сноровисто. Рационально используется каждый квадратный сантиметр. В самый низ – пьесы, папки, книги, затем обувь, в зависимости от сезона. Мама когда-то учила: дно надо плотнее забивать, чтобы колесную сумку не скособочило на прискоках, вокзальных лестницах, перронных колдобинах. Середину сумки набиваю мягкими теплыми вещами, а между ними — затейник, собутыльник и единственный собеседник в длинные бессонные ночи, верный друган – старый потрепанный радиоприемник. Прочая профессиональная техника: диктофон, фотик, кассеты, диски, зарядники. Сверху – рубашки, футболки, носочки, трусишки. И уже поверх всего – шлепанцы и шорты – это чтобы удобнее извлечь и переодеться в поезде.

Если театр на весь постановочный срок заселяет тебя в гостиницу, то надо брать электроплитку и какой-то кухонный скарб: сковородочку, кастрюльку, пару железных мисок, ложку, нож. Не грех взять и разделочную доску, иначе казенное имущество попортишь. Все берешь: кипятильник, кружку; в кафе и ресторанах не наобедаешься, не назавтракаешься.

Четыре года… шадрински, северодвински, тобольски, тамбовы, нижние тагилы и верхние печоры, новгороды великие и нижние, шахты и новошахтински, новокузнецки и новомосковски… Эй, кто там еще, помогай!... стерлитамаки, сызрани, кинешмы, высьегонски, у-ф-ф…

Когда-то я сознательно сбежал из главных, не выработав пятилетний контракт. Сбежал от диктата дирекции, требующей от меня учитывать «специфику нашего небольшого городка», «Шекспира или Чехова у нас смотреть не будут», «на Стриндберга и Бюхнера денег нет», «этого артиста в труппу не возьмем, простаков у нас полно, нам нужен фрачный герой», «длинных спектаклей не любят, сокращайте». И вот свобода! Я пакую дорожную сумку-мешок, учусь, чтобы не было внутри пустот. Учусь на глазок, по вещам, определять, сколько надо открыть отделений у сумки. Если откроешь три, а вещей напихаешь только на два, сумка полупустая. И забрасывая по третьим полкам плацкарты, швыряя по камерам хранения, всю аппаратуру переколотишь, искомкаешь одежду. Сумка должна быть мягкой, но плотной, как каравай из печи. Тогда ее ставишь на коляску, обхватываешь тугими резиновыми жгутами, цепляешь крючки за коляску, и вот оно, твое подручное хозяйство, твой гардероб, твоя кухня, твой рабочий стол, библиотека, дискотека, которые полтора-два месяца будут служить тебе на чужбине.

4–5–6 спектаклей в сезон – обычная норма режиссера-разовика. Важно с лета позаботиться и загодя забить себе предстоящий сезон договоренностями на постановки. Где, когда и в какие сроки ты будешь ставить и сколько ты получишь за свой труд. С главрежем бесполезно разговаривать о постановках в его театре. Он сам на контракте у директора. Поэтому роль главрежей в переговорах определяет директор принимающей стороны. Хозяин в театре тот, кто держит финансовые вожжи. И никак иначе! Небольшим провинциальным театрам не под силу пригласить известного режиссера. Их взоры обращены к нам – режиссерам, не имеющим звонкого имени Вячеслава Кокорина и Александра Кузина. На сегодняшний день театр из «второго» города области способен заплатить 40–60 тысяч. Больше я выбивал, только когда выступал еще и как сценограф своей постановки.

Договариваясь с театром, ты не можешь быть «котом в мешке». С директором ты должен быть хотя бы шапочно знаком. Где-то на фестивале он заглядывал в зал на 10-15 минут, когда шел твой неплохой (!!!) спектакль. Или на актерской бирже вы случайно пили с ним водку в разношерстной компании, и тебя приветственно хлопали по спине его знакомые, которым он потом позвонит и наведет о тебе справки. Или ты должен заинтриговать его нужной постановкой, предварительно выслав свое завидное резюме.

Но вот ты достигаешь нужных соглашений, ты ездишь из театра в театр, нарабатываешь определенную репутацию. Мелькают города, вокзалы, поезда, театры, съемные квартиры, гостиничные номера. С усталостью в голосе повторяешь в театральной компании тобою сочиненную сентенцию: «Географию страны я изучал не по учебникам, а в живом контакте с Отчизной, наблюдая ее своими глазами и топча своими ногами» (аплодисменты).

Ты еще не делаешь далеко идущих выводов. Тебя еще возбуждают новые знакомства, уважительные встречи на перронах в нечеловеческое время – 4.30 утра. А потом подвозят на театральном ПАЗике к месту твоего расселения. Тебе еще нравится открывать служебную дверь незнакомого театрального здания. Нравится падающее на тебя внимание актерских глаз в коридорах. Нравится отмечать красивых актрис и сознавать, что в какой-то мере их судьбы, которые они отдали одной из древнейших профессий, зависят от тебя. Это ничего, что театр не связывает с твоим приездом решение больших творческих задач. Ничего, что приглашение разовика нужно, в первую очередь, чтобы наполнить театральные залы не очень требовательным зрителем. А заодно и решить проблему давно не занятых актеров.

Приехавшему в новый театр режиссеру приходится полностью положиться на то распределение, которое ему предлагают. Рассматривание актерских физиономий в портретном фойе и видеоматериалы спектаклей на телеэкране дают слабое представление об актерских индивидуальностях. А фонтанирующий психологическими характеристиками завлит только запутывает тебя вконец.

Но самое ужасное в практике разовика, это когда перед самым выездом к месту работы ему звонят и сообщают, что по тем-то обстоятельствам постановка не состоится. Нет финансирования, изменились планы. Вежливо извиняются. В суд не подашь. Матом не обложишь, вдруг пригодится и еще поедешь. Судорожно хватаешься за записную книжку, чтобы в эти сроки найти новую постановку. Тратишь последние деньги на межгород. А денег у тебя нет, ты же надеялся на аванс… Но вмиг найти разовую постановку… разве что чудо. «Эх, вот позвонил бы неделькой раньше, мы уже взяли режиссера», «Сейчас не требуется, а вот в следующем сезоне хочется, чтобы появилась новая комедия». И вот ты не только перестаешь помогать своей семье, а сам садишься на ее довольствие. И потянулись дни вынужденного безделья. Пробуешь засесть за инсценировку, ищешь, читаешь пьесы, но все это под гнетом собственной выброшенности, никомуненужности.

И покатились дни творческого простоя с вытекающими отсюда хроническим безденежьем, мазохистской рефлексией, бр-р-р! Готов взяться за любую работу за любые деньги. У меня раз было, что сорвались две постановки кряду. Четыре месяца столбняка!

Но все проходит, проходит и депрессивный столбняк, когда снова надо укладывать вещмешок в дорогу.

Но уже не так радужно видится перспектива одиночных заплывов по морю русских театров. Года к суровой прозе клонят. Все чаще посещает мысль, что создать на театре что-то значительное и стоящее сподручнее с коллективом единомышленников, а не с разового наскока в чужой город. И где, как не в России, изобретшей институт стационарных театров, создавать такой коллектив.

И вот четвертый год идет такая работа в Вышнем Волочке. Богатое гастрольное прошлое помогает коллекционировать мобильную труппу. Директор-единомышленник всячески способствует этому. Вот еще бы и городские власти заинтересовались. Глядишь, наряду с громкими всесоюзными предприятиями-передовиками гордостью горожан стал бы и Вышневолоцкий областной драматический театр, к чему руку приложил раб Божий

Фотогалерея

Anonymous, 29 мая 2010

Здорово написано, очень образно и точно, горжусь своим однокурсником и другом!

Отправить комментарий

Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.
CAPTCHA
Мы не любим общаться с роботами. Пожалуйста, введите текст с картинки.